Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

29115634
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
5834
10072
24848
27030465
170872
317703

Сегодня: Июль 18, 2018




Нераскрытая тайна гибели Сергея Есенина

PostDateIcon 08.04.2011 06:27  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 5603

Нераскрытая тайна гибели Сергея Есенина

Петр РАДЕЧКО — наш коллега по журналистскому цеху. Работал в речицкой районке, «Гомельскай праўдзе», «Советской Белоруссии», других изданиях.
Петр Иванович — член международного Есенинского общества «Радуница», участник многих есенинских научных конференций, которые ежегодно проводятся Институтом мировой литературы Российской Академии наук. Он — автор книги «Гомельская есениниана». Неизвестные до сих пор белорусскому читателю факты, связанные с гибелью Сергея Есенина, исследуются журналистом и войдут в одну из его новых книг о поэте.
Говорят, что нет ничего тайного, что не стало бы явным. Однако очень часто установления истины приходится ждать многие годы. А то и десятилетия. Тайна смерти великого русского поэта Сергея Есенина остается ею вот уже 76 лет. Срок довольно большой. Причина в том, что около трех десятилетий творчество поэта находилось под запретом, а затем примерно столько же никто не осмеливался в открытую усомниться в официальной версии смерти — самоубийстве.
Но за последние 12 лет исследователями, литературоведами, юристами и просто поклонниками поэта выявлено столько дополнительных материалов и свидетельств, а также нестыковок в документах и воспоминаниях современников, что сторонники версии насильственной смерти гения на сегодняшний день явно окажутся в большинстве. Аргументами в их пользу П. И. Радечко делится с нашим корреспондентом.


— Петр Иванович, известно, что появились документы, проливающие свет на более чем загадочную смерть Сергея Есенина в ленинградской гостинице «Англетер».
— Это так. Доцент кафедры литературы Санкт-Петербургской академии культуры Виктор Кузнецов обнаружил в одном из архивов контрольно-финансовые документы вместе со списками проживавших в этой гостинице в 1925-1926 годах. И, как это не покажется странным, постояльца с фамилией С. Есенин в них не оказалось. В пресловутом № 5, согласно документам, в момент трагедии, что разыгралась в ночь на 28 декабря 1925 года, проживал работник кооперации из Москвы Георгий Осипович Крюков. Более того, не числились в списках среди 150 квартировавших здесь и супруги Устиновы, которые якобы являлись соседями поэта, опекали его в последние дни жизни. Притом Елизавета Алексеевна будто бы первой вместе с поэтом Вольфом Эрлихом обнаружила труп повесившегося и расписалась в акте о смерти в качестве понятого.
Устиновым принадлежат и воспоминания о событиях, предшествующих трагедии. Сведения, указанные в них, были основными для складывавшегося в обществе мнения о причинах произошедшего. Судя по найденным документам, безусловно, ложного.
За прошедшие годы исследователи высказывали немало серьезных обвинений в адрес участкового надзирателя 2-го отделения милиции Николая Горбова за его абсолютно беспомощный как в отношении грамматики, так и в профессиональном плане акт обнаружения тела С. Есенина. Прежде всего этот документ должен был называться протоколом. Человек, проработавший более четырех лет в органах, в том числе в активно-секретном отделении уголовного розыска, должен был знать это назубок.
Естественно, и порядок составления протокола, в котором необходимо подробное описание места происшествия, состояние замка в двери, чемоданов, одежды, приобщение вещественных доказательств. Все это он обязан делать в присутствии понятых, как и вынимать труп из петли.
Но известный нам акт не дает полной картины произошедшего. Кроме того, трудно поверить в то, что Николай Горбов, отработавший 19 лет наборщиком в типографии, писал так безграмотно. И это подтверждают найденные автобиография и заявление, написанные рукой самого Горбова. И почерк, и подпись в них совсем не такие, как в пресловутом акте.
Грубой подделкой является и имеющийся в деле Есенина акт вскрытия его тела, якобы составленный судмедэкспертом А. Г. Гиляревским. На Александра Григорьевича также было вылито немало «грязи». Это и подозрение в сотрудничестве с ОГПУ, и стремление утаить и исказить истину при составлении акта, который, кстати, был написан на обычном листе бумаги без углового штампа медучреждения, без печати и регистрационного номера, без подписи заведующего отделением.
Однако найденные подлинные акты вскрытия А. Г. Гиляревским повесившихся, в частности, 7 января 1926 года (через 10 дней после смерти Есенина) и в последующие годы по форме их составления, нумерации, стилю, терминологии, по почерку и подписи наглядно свидетельствуют, что хранящийся в деле Есенина так называемый основной документ является грубой фальшивкой. Бывший дворянин, выпускник Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, вынужденный работать в свои семьдесят с лишним лет, вряд ли мог покривить душой. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что через два года после смерти врача его жена, Вера Дмитриевна, дочь адмирала, в 1933 году была выселена из родного города в Воронеж. А ее муж так и умер в неведении о таком покушении на его репутацию.
— Но ведь для организации похорон и права наследования нужна была справка о смерти поэта, а кто ее мог выдать по таким исходным документам?
— Дело в том, что «Свидетельство о смерти» получали не родственники Есенина, а его так называемый друг Вольф Эрлих, который якобы последним видел живого поэта и в качестве понятого подписывал акт смерти. Так вот, взял он этот документ в ЗАГСе Московско-Нарвского, а не Центрального района по месту трагедии. Притом случилось это 16 января 1926 года, то есть почти через три недели после смерти поэта. И фамилия врача А. Г. Гиляревского там вообще не фигурировала. Так что можно безошибочно судить, что без «нажима сверху» или без крепких связей заполучить такую филькину грамоту было бы невозможно.
— Все это, безусловно, интересные и убедительные факты, но они основаны на документах, притом косвенных. А есть ли какие-нибудь доводы живых свидетелей трагедии?
— Если бы поэт на протяжении десятилетий не находился под строгим запретом, тайные убийцы его давно уже были бы названы. Ведь многие из тех, кто мог знать или хотя бы косвенно что-то сказать о своих сомнениях в официальной версии, ушли из жизни не по своей воле. Это, например, так называемые друзья поэта Георгий Устинов, его жена Елизавета, Вольф Эрлих, бывшая жена Есенина Зинаида Райх и другие. Некоторые были запуганы и до своей смерти не сказали о трагедии ни слова даже своим близким.
По свидетельству людей, знавших врача «скорой помощи» К. М. Дубровского, который вынимал труп поэта из петли, на просьбы рассказать подробнее об увиденном в № 5 гостиницы он даже незадолго до своей смерти отшучивался словами: «Я ни за что сидел, а за что-то тем более не хочу»…
Однако уже в конце 80-х годов завеса тайны трагедии в «Англетере» начала приподниматься. В 1989 году в зал, где проходила научная Есенинская конференция, зашла старушка и заявила, что знает женщину, которая в 1925 году работала уборщицей в гостинице и только теперь рассказала, что видела, как завернутое в ковер тело поэта неизвестные заносили в пятый номер «Англетера».
К сожалению, ученые тогда отнеслись к этому свидетельству с недоверием и с бывшей уборщицей не встретились.
Зато вдова бывшего коменданта гостиницы Антонина Львовна Назарова рассказала в 1995 году есениноведам о том, что поздно вечером 27 декабря 1925 году ее мужа, Василия Михайловича, по телефону вызвали на работу, и он вернулся домой только к утру. Посвящать в тайну молодую жену он не стал, сказав ей лишь, что в гостинице повесился поэт Сергей Есенин, которого он видел в номере… у члена партии товарища Петрова, сидящим с поникшей головой». А днем она сама ходила в «Англетер» и видела там мертвого поэта.
Через несколько лет Василий Назаров оказался в «Крестах», а затем и на Соловках. Помня трагическую судьбу мужа, Антонина Львовна боялась что-нибудь говорить о трагедии в «Англетере» на протяжении 70 лет.
— Интересно, удалось ли установить, кем был этот «товарищ Петров», у которого был вроде бы захмелевший Есенин?
— Как ни прискорбно для нас, под псевдонимом Павел Петрович Петров в то время режиссером Севзапкино работал наш земляк, чекист Александр Михайлович Макаревич. Родился он в 1895 году в г. Черикове Могилевской губернии, а после ареста в 1952 году «за клевету на марксизм и одного из руководителей ВКП(б) и советского правительства» лишился рассудка.
— Выходит, что к смерти Есенина мог быть причастен и наш земляк?
— К смерти, быть может, и нет, но к сокрытию ее тайны — наверняка. Учитывая даже то подобострастие, с которым относился к нему комендант гостиницы В. Назаров. Притом Петров-Макаревич был не единственным выходцем из Беларуси, укрывавшим тайну гибели Есенина. Вторым являлся Иван Васильевич Вергей, родившийся в 1891 году в деревне Макаричи ныне Петриковского района. В 1923 году он приехал в Ленинград и работал заведующим столом дознания 2-го отделения городской милиции. Но палец о палец не ударил после трагедии в ночь на 28 декабря для того, чтобы выявить причину смерти С. Есенина. Когда же 19 января 1926 года в «Правде» появилась фарисейская статья Л. Троцкого, где недвусмысленно говорилось: «Поэт погиб потому, что был несроден революции», И. В. Вергей буквально назавтра написал заключение: «…не усматривая в причинах смерти гр. Есенина состава преступления,
полагал бы:
Материал дознания в порядке п.5 ст.4 УПК направить народному следователю 2-го отделения г. Ленинграда — на прекращение за отсутствием состава преступления.
Завстолом дознания Вергей (подпись-автограф)»
Дисциплинированный и услужливый милиционер с Полесья благополучно и дальше продолжал нести свою службу, но когда после убийства Кирова в питерских органах началась паника, он был уволен «на инвалидность».
— Кто же мог быть непосредственным убийцей Есенина?
— Многие есениноведы давно сходятся на мысли, что им мог быть Яков Блюмкин, известный террорист, убийца германского посла в России графа Мирбаха, верный оруженосец Троцкого, за связь с которым был расстрелян в 1929 году.
Непредсказуемо агрессивный, он никогда не расставался с наганом, пугая им знакомых и незнакомых. Однажды чуть было не застрелил молодого актера Игоря Ильинского, но Есенин отобрал у него оружие. В 1924 году Есенин и Блюмкин, по свидетельству журналиста Николая Вержбицкого, встретились в одном из ресторанов г. Баку. Мирно сидели, выпивали, но вдруг Блюмкин выхватил наган и наставил его в грудь Есенина. Тот убежал и, оставив вещи, срочно уехал в Тбилиси. Вполне возможно, что в Питере от этого гангстера убежать ему не удалось.
В прошлом году в журнале «Чудеса и приключения» было опубликовано письмо отставного военного Виктора Титаренко из Хабаровского края, в котором он поведал о своей беседе в середине 70-х годов с престарелым бывшим заключенным Николаем Леонтьевым, открывшим на склоне нет тайну «Англетера». По его словам, в 1925 году он служил в ОГПУ вместе с Блюмкиным. Однажды Блюмкин получил приказ от Троцкого достойно наказать физически Есенина. Выполняя его, чекисты намеревались лишить поэта мужественности и вроде бы шутя стали стягивать с него брюки. Поэт схватил медный подсвечник и ударил им по голове Блюмкина. Тот упал без сознания, а перепуганный Леонтьев выхватил наган и выстрелил в Есенина.
Очнувшись, Блюмкин ударил рукояткой нагана в лоб Есенина, а затем связался с Троцким и договорился с ним об инсценировке самоубийства и о мерах по устранению кровавых следов. А Николая Леонтьева через несколько дней отправили на Дальний Восток на подпольную работу в ставке атамана Семенова. Там после войны за измену чекистскому делу он получил 25-летний срок.
По-разному можно относиться к этому письму отставника, который тогда, в 70-х, принял откровения бывшего зэка за бред сумасшедшего. Но на рисунке Василий Сварога, который он сделал утром 28 декабря 1925 года, на теле Есенина брюки расстегнуты и приспущены. В 1927 году наблюдательный художник в доверительной беседе сообщил друзьям, что он заметил также следы борьбы в номере, побоев и множество ворсинок от ковра на сорочке и в волосах поэта. В. Сварог еще тогда подумал о том, что Есенина после убийства заворачивали в ковер. О такой же операции говорил Н. Леонтьев Виктору Титаренко.
Так что, думается, когда ФСБ России «откроет» досье того же Блюмкина, Леонтьева, Петрова-Макаревича и некоторых других рыцарей щита и шпаги, тайна гибели гениального поэта Сергея Есенина перестанет быть таковой.
Беседовала Анна ИВАНОВА

«Народная газета» (Минск), № 84, от 8. 04. 2003 г.

Комментарии  

0 #2 RE: Нераскрытая тайна гибели Сергея ЕсенинаОксана 20.08.2016 13:23
Цитирую Виктор Белоусов:
Блюмкина не было в это время в СССР. Он был в секретной экспедиции Н. Рериха где-то в Гималаях. Из этого следует, что рассказ Н. Леонтьева есть вымысел. Неизвестно до сих пор - повесился Есенин или его убили.

а откуда это известно что Блюмкин был на этой спецоперации? Я читала документы по которым Рерихи это опровергали множество раз и другие люди тоже. Так что не совсем ясно отчего Вы так в этом уверены?
Цитировать
-2 #1 Есенин и БлюмкинВиктор Белоусов 02.05.2015 13:28
Блюмкина не было в это время в СССР. Он был в секретной экспедиции Н. Рериха где-то в Гималаях. Из этого следует, что рассказ Н. Леонтьева есть вымысел. Неизвестно до сих пор - повесился Есенин или его убили.
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика