Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

25428758
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
5870
19719
25589
23276724
375828
655374

Сегодня: Нояб 21, 2017




РАСКОЛЬНИКОВ Ф. Сергей Есенин

PostDateIcon 04.06.2014 13:29  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 2095

Федор Раскольников

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

   RaskolnikovFВ бывшем архиве Политбюро ЦК КПСС находятся три общие тетради  революционера, дипломата, литератора Федора Федоровича Раскольникова (1892–1939) с воспоминаниями, написанными в 1938 году, после того как он решил не возвращаться в Советский Союз. Это историко-литературные записки (среди них и предлагаемый ниже очерк о Есенине) не заключают в себе ни политических выпадов против тогдашней советской системы, ни опасных для нее «тайн». Почему же в таком случае тетради Раскольникова оказались в самом потаенном архиве страны?
   В 1964 году, когда Федор Федорович был реабилитирован посмертно, его вдова Канивез-Раскольникова с дочерью впервые приехали в Москву. Муза Васильевна передала безвозмездно архив мужа в ЦГАЛИ. А далее было так. Ознакомившись с только что обретенными бумагами бывшего «врага народа», писательское руководство обнаруживает в них нечто такое, что, по их мнению, должно храниться не в фондах сравнительно доступного ЦГАЛИ, а подальше от досужих глаз. Из архива Раскольникова спешно изымаются отпечатанные на машинке «Открытое письмо вождю», статья «Как меня сделали врагом народа», вполне безопасные те самые три тетради и ряд других документов. А затем все изъятое по инициативе секретаря Союза писателей К. Федина отсылается… Н. С. Хрущеву: «Учитывая особый характер этих документов и их несомненно политическое значение, — с верноподданнической опаской докладывает Федин Никите Сергеевичу 12 сентября 1964 г., — я при этом пересылаю их в Ваше распоряжение»…
   Судьба подаренного литнаследия была решена на много  лет вперед. И лежало бы оно невостребованным вплоть до августовских событий, если бы Муза Васильевна предусмотрительно не оставила при себе копии многих документов (в том числе и тетрадных записок). Они-то вместе с материалами, не изъятыми в свое время из ЦГАЛ бдительными писателями, и послужили основой сначала для газетных публикаций, а затем и для книги «Ф. Раскольников. О времени и о себе», изданной в 1989 году. Очерк о Есенине остался по каким-то причинам до сих пор неопубликованным. Незначительные сокращения в тексте публикации помечены скобками (…).

(Публикацию подготовил Ю. Мурин).

   В первую зиму после Октябрьской революции, в доме армии и флота, что на углу Кирочной и Литейного, состоялся обычный в ту пору митинг на тему: «Казачество и советская власть». Митинг был созван казачьей секцией Петроградского Совета. Огромный нетопленный зал был набит казаками с красными лампасами на синих шароварах и в высоких папахах набекрень, из-под которых выбивались на лоб густые и длинные чубы.
   После моего доклада председатель объявил:
   — Слово имеет товарищ  Рюрик Ивнев. (1).
   Хромая и опираясь на палочку, узкоплечий оратор вышел на авансцену и, щурясь от света ослепительных лампочек рампы, очень тонким, почти визгливым голосом нараспев прокричал несколько слов о казаках и революции. В то время как его правая рука опиралась на палку, левая оживленно размахивала лорнетом.
   Когда митинг кончился, Рюрик Ивнев подошел ко мне и, махая изящно сложенным лорнетом, приятно картавя, с томной манерностью предложил поехать к Сергею Есенину.
   — Он живет недалеко отсюда. К тому же под Вами ходит машина, — с улыбкой добавил он.
   Сергея Есенина я знал как поэта. Но мне было некогда, я торопился куда-то на другой митинг и с вежливой благодарностью отклонил приглашение Ивнева (2).
   Прошло два года. Однажды зимой, во время приезда с фронта, я зашел в книжную лавку имажинистов. В запыленной витрине были расположены роскошные издания, толстые книги по истории искусства, «Леонардо де Винчи» Волынского и стихи.
   За длинным прилавком холодной и сумрачной лавки Есенин и Мариенгоф (3) от безделья развлекались странной игрой: они бросали в воздух бумажки, на которых были написаны какие-то слова, ловили и читали вслух надписи на пойманных клочках бумаги (…).
   Есенин подбрасывал и ловил имена существительные, а долговязый Мариенгоф глаголы. Когда попадались смешные словосочетания, они оба дружно и заразительно хохотали. Я прервал игру и попросил нужную мне книгу. Похлопывая руками в толстых шерстяных варежках, Есенин запросил дорогую цену. Не торгуясь, я расплатился и вышел из темноты лавки на свежий морозный воздух Москвы.
   Я познакомился с Есениным в мае 1921 года, в Ташкенте (4) на базарной площади в знойный солнечный день. Прислоняясь к выбеленной известкой глинобитной стене, Есенин в новеньком сером костюме скромно сидел в базарной чайхане и с огромным аппетитом ел дымящийся плов с бараниной, запивая зеленым чаем из широкой, как маленькая миска, пиалы. В его глазах сияла безоблачная лазурь знойного ташкентского неба. Здороваясь, он привстал с вежливостью благовоспитанного пай-мальчика, очень приветливо улыбнулся и с интересом стал расспрашивать об Афганистане, куда я ехал. Мне сразу понравились ясные, голубые лучистые глаза Есенина, желтые волосы цвета спелой соломы, скромная сдержанность и пытливая любознательность ко всем проявлениям жизни.
   В начале 1924 года, в наркоминдельский особняк на Штатном переулке, где я тогда жил, шумно и порывисто, как ветер, влетел Рюрик Ивнев и, не снимая пальто с меховым воротником, вытащил из бокового кармана сложенную вдвое тонкую тетрадку выстуканных на машинке стихов. Это был цикл новых стихотворений Есенина — «Москва кабацкая». Рюрик Ивнев рассказал, что Есенин допился до зеленого змия и помещен друзьями в санаторий.
   — Он близок к самоубийству, — с болью добавил Ивнев (…).
   В том же 1924 году я встретился с Есениным на Воздвиженке, в квартире Вардина (5), где он одно время жил и писал «Песнь о великом походе». Приходя домой, Вардин снимал пиджак и вешал его на спинку стула. Однажды Есенин из озорства пропил деньги, лежавшие в пиджаке гостеприимного хозяина.
   С серьезной теплотой ухаживала за Есениным, как за ребенком, Анна Абрамовна Берзина (6), часто бывавшая у Вардина. Есенин с благодарностью глядел на нее: он так ценил внимание и ласку.
   По вечерам, за бутылкой красного «Напареули» Есенин по просьбе хозяина и гостей читал новые стихи. Он декламировал всегда сидя, без театральной аффектации, тихо, с грустью и задушевностью, свойственными ритму и содержанию его стихов. Когда его хвалили, он искренне улыбался широкой, детской улыбкой и со смущением встряхивал густой копной вьющихся желтых кудрей.
   Ясные голубые глаза сияли от радости. Несмотря на славу, Есенин был падок на комплименты. Он особенно дорожил похвалой тех людей, к мнению которых прислушивался. (…)
   В конце 1924 года, когда я в первый раз был назначен в редакцию «Красной нови» (7), мне постоянно приходилось спорить с моим редактором А.К. Воронским (8). Он надсмехался над стихами Есенина.
   — Вот почему, «задрав штаны, бегу за комсомолом» и «Давай, Сергей, за Маркса лучше сядем»?.. Вы подумайте, Сергей Есенин и Маркс… Ну что может быть между ними общего.
   Я горячо защищал Есенина (…).
   Последний раз я видел Есенина поздней ночью, на углу Тверской и Малого Гнездниковского переулка. Я возвращался с какой-то вечеринки. Моей попутчицей была Анна Абрамовна Берзина. Вдруг из кабака вышел «проветриться» Сергей Есенин. Он был без шапки. Сильно пьяный, он говорил, захлебываясь словами, плаксивым голосом обиженного ребенка. Он жаловался на травлю критики, обвиняющей его в упадничестве, на резкие нападки журнала «На посту» (9).
   Я стал уверять, что его ценят, как поэта, и, критикуя, хотят помочь ему уверенно перейти к бодрой лирике, мотивы которой уже звучат в некоторых его стихах. В частности, я упомянул о прекрасном отношении к нему редактора «На посту» Вардина.
   — Вардин — хороший человек! — сказал Есенин. — Но, знаете, мне так тяжело, что другой раз приходит в голову мысль взять и покончить с собой самоубийством, чтобы хоть этим обратить внимание на тяжелое положение литературы.
   Мы стали его успокаивать. Берзина, взволнованная его состоянием, осталась с ним.
   Через некоторое время, в гостинице «Англетер», в Ленинграде он повесился лицом к окну, за которым грозно синела зимняя ночь и блестел в звездном небе огромный, золотой купол Исаакиевского собора.
   В день похорон, в Троицких воротах Кремля, у будки дежурного красноармейца, проверявшего пропуска, я встретил Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича (10). Скрипя по снегу новыми калошами, раскрасневшийся от мороза Бонч взволнованно сказал мне:
   — Иду на похороны Есенина. Ведь это величайший поэт со времен Пушкина (…).
   Вскоре после самоубийства Есенина Мариенгоф написал воспоминания о нем: «Роман без вранья». Ленинградское отделение Госиздата попросило меня написать предисловие. Я прочел рукопись, но от предисловия отказался. Мне показалось, что это не «Роман без вранья», а вранье без романа.

Примечания:

1. Рюрик Ивнев (1891–1981) — поэт, прозаик, переводчик.
2. См. предлагаемую ниже статью Р. Ивнева о якобы состоявшейся встрече Есенина и Раскольникова в Петрограде почти в это же  время.
3.Анатолий Мариенгоф (1897–1962) — поэт, один из основателей и теоретиков имажинизма.
4. Ф. Раскольников направлялся в Афганистан как полномочный представитель России. В это же время Сергей Есенин приезжал в Ташкент на несколько дней для выступлений  на литературных вечерах.
5. Илларион Вардин (1890–1943) — литературный критик, деятель РАППа.
6. Анна Берзинь (1897–1961) — знакомая С. Есенина.
7. Журнал «Красная Новь» — первый советский литературно-художественный и научно-публицистический журнал, издавался в Москве в 1921–1942 гг.
8. Александр Воронский (1884–1943) — литературный критик, прозаик, журналист, в те годы редактор журналов «Красная Новь» и «Прожектор».
9. Журнал «На посту» в 30-х – начале 30-х гг. — орган Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП).
10. Владимир Бонч-Бруевич (1873–1955) — советский государственный и партийный деятель. («Журналист». М., 1993, № 2, с. 48-49).

Комментарии   

+1 #1 RE: РАСКОЛЬНИКОВ Ф. Сергей Есениннаталья леонова 02.11.2016 14:58
Отец родной, от нападок Воронского поэта защищал!
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика