Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

24201367
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
7795
42819
89617
21954408
450042
566892

Сегодня: Сен 21, 2017




ШИПУЛИНА Г.И. Принципы составления словаря языка художественной прозы С.А. Есенина

PostDateIcon 08.11.2015 11:21  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 1817

Г.И. Шипулина (г. Баку)

ПРИНЦИПЫ СОСТАВЛЕНИЯ СЛОВАРЯ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЫ С.А. ЕСЕНИНА

    В Бакинском славянском университете завершено масштабное лексикографическое описание языка Сергея Александровича Есенина: пятитомный Словарь поэтического языка и двухтомный Словарь художественной прозы, составленный по четырем произведениям С.А. Есенина, включенным академическим полным собранием сочинений (далее — ПСС, т. 5) в раздел «Художественная проза» [1, с. 7-172].
     Идея создания Словаря возникла в год столетия со дня рождения поэта у бывшего ректора БСУ, ныне Государственного советника по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии при Президенте Азербайджана академика Кямала Мехтиевича Абдуллаева, с удивлением узнавшего об отсутствии Словаря языка «самого русского» поэта Сергея Есенина.
    Концептуальная основа Словаря художественной прозы в двух томах (том Первый — А-О; том Второй — П-Я) — максимально полное описание всех, без единого исключения, слов и словосочетаний, обнаруженных нами в его художественной прозе; исключением не стала даже небольшая часть грубо просторечной лексики, к которой, вопреки расхожему мнению, С. Есенин в своем творчестве обращался нечасто — и данные Словаря наглядно подтверждают это.
    Очень важным представлялось дать в качестве Приложений два Алфавитных словника — один с указанием частеречной принадлежности и частотности, другой — стилистически и грамматически маркированных единиц, а также третий — Частотный словник от самого употребительного слова — союза И-1 (1366 словоупотреблений) до 3860 однократно употребленных единиц.
    Изложению основных положений и принципов, на которых строится «Словарь языка Есенина. Художественная проза» как один из авторских словарей, посвящено Введение.
    В современной лексикографии именно авторская лексикография является одним из самых развивающихся направлений. «Это теория и практика составления словарей языка отдельных авторов или групп авторов, а также изучение таких словарей и выявление возможностей их использования» [16, с. 16]. Словарь языка писателя не только углубляет знакомство с его творчеством, но является своеобразным «ключом» к верному пониманию авторского текста, важным пособием для изучения идиолекта писателя, особенностей его художественного стиля.
    Вполне естественно, что при имени Сергея Есенина мы, в первую очередь, вспоминаем его проникновенную лирику. Поэтому лексикографический анализ творчества поэта был начат с создания поэтического Словаря С. Есенина [см. рец.: 7, с. 115-116; 14, с. 121-124; 15, с. 78-80]. Опубликованный пятитомный «Словарь языка Есенина», посвященный его поэзии, представляет собой частеречный тип авторского словаря, в каждом томе которого представлена одна или несколько частей речи, отобранных ручным способом методом сплошной выборки [17]. На наш взгляд, при индивидуальной работе над авторским словарем на начальном этапе частеречный тип словаря — единственно возможный путь лексикографического анализа авторского тезауруса. По техническим причинам мы не включили в поэтический словарь междометия и вводные слова. Общее количество проанализированных в пятитомном словаре лексем составило 9188 единиц. Принципы составления поэтического словаря достаточно подробно изложены в каждом томе, поэтому мы не будем здесь останавливаться на нем.
    При работе над Словарем художественной прозы С. Есенина нами был избран иной подход. Объектом исследования стало 4 произведения, образовавших первый раздел «Художественная проза» пятого тома академического собрания сочинений С.А. Есенина [1, с. 7-172]: повесть «Яр», два рассказа — «У белой воды», «Бобыль и Дружок», а также очерк «Железный Миргород». Лексикографическому описанию был подвергнут основной текст выбранных произведений; варианты и другие редакции не использовались.
    Понимая обособленность очерка «Железный Миргород» и условность включения его в состав художественной прозы, мы, тем не менее, посчитали необходимым следовать воле составителей ПСС С.А. Есенина, в том числе и данного тома, включивших очерк в состав художественной прозы [1, с. 331-336], хотя в лексико-стилистическом отношении он значительно отличается от собственно художественных произведений писателя. По той же причине мы вынуждены были исключить из лексикографического описания основное теоретическое произведение Сергея Есенина о творчестве в целом и словесном искусстве в частности — «Ключи Марии», на наш взгляд, более соответствующее понятию художественной прозы.
    Выбор ПСС [1] для работы над Словарем объясняется тем, что на сегодняшний день это наиболее авторитетное и выверенное в филологическом отношении издание. К сожалению, лингвистический анализ художественной прозы не был задачей составителей ПСС.
    В основе построения Словаря художественной прозы (как и Словаря поэтического языка С. Есенина) лежит мнение Л.В. Щербы о том, что «словари писателей должны быть сделаны по типу thesaurus, так как …только располагая всей полнотой цитации, можно строить какие-либо предположения и выводы» [18, с. 286]. Идея тезауруса в наибольшей степени применима именно к авторским словарям, имеющим дело с законченными текстами. В каждом томе Словаря поэтического языка описывались все без исключения лексемы конкретной части речи, поэтому мы считаем, что принцип «полноты цитации» вполне может быть отнесен и к частеречному авторскому словарю.
    «Словарь языка Есенина. Художественная проза», на наш взгляд, также максимально подходит под тип словаря тезауруса, потому что в нем описаны слова всех частей речи, включая междометия, причастия и деепричастия, каждое из которых образует самостоятельную словарную статью. Мы посчитали необходимым выделить в самостоятельную словарную статью также производные наречия, со всеми их значениями, встречающиеся в произведениях С. Есенина, не делая отсылок к соответствующим прилагательным, как принято при создании толковых словарей.
    Говоря о характерной особенности тезаурусов, Л.В. Щерба отмечает, что «в них приводятся все решительно слова, встретившиеся в данном языке хотя бы один раз <…>, и что под каждым словом приводятся решительно все цитаты из имеющихся на данном языке текстов» [18, с. 281]. Именно на этом принципе и строится Словарь художественной прозы С. Есенина.
    При определении значений есенинских лексем мы использовали наиболее авторитетные толковые словари русского языка, которые приводят значения большинства общеупотребительных слов. Определенная часть значений слов и словосочетаний, использованных С. Есениным в своей художественной прозе, полностью совпадает со значениями, указанными в этих словарях, поэтому совпадают и их дефиниции. К сожалению, следует отметить, что Большой академический словарь русского языка [11], часто использовавший при определении значений в качестве иллюстраций есенинскую лирику, не обращался к примерам из его прозаических текстов. Цитат из художественной прозы С. Есенина нет в толковых словарях, которые мы использовали при создании Словаря художественной прозы С. Есенина [4; 8; 10].
    На основе анализа типологии авторских словарей Л.Л. Шестакова приводит различные признаки, отличающие их от других типов словарей [16, с. 55-58]. Основываясь на этом анализе, мы считаем, что «Словарь языка Есенина. Художественная проза» можно определить как лингвистический, монографический, полный, регистрирующий, многопараметровый словарь авторского языка, со словом (реже — словосочетанием) в качестве основной заголовочной единицы, алфавитный, одноязычный, исторический (поскольку это словарь языка поэта первой четверти XX в.), научно-описательный, книгопечатный. Он рассчитан не только на специалистов-филологов, но и на широкую читающую аудиторию, поскольку поклонников есенинского творчества ничуть не меньше, чем у А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова.
    В Словаре художественной прозы мы постарались объяснить всё, что встречается в четырех анализируемых текстах, в том числе и общеупотребительные слова, роль которых в художественном произведении, на наш взгляд, совершенно особенная: даже если на время забыть об индивидуальных оттенках значений общеупотребительных слов в текстах С. Есенина (а они, конечно же, есть и часто очень интересные), важен сам отбор тех или иных знаменательных слов. Их использование служит показателем лингвистической компетентности С. Есенина. Служебные слова максимально частотны во всех типах текстов: так, в прозе С. Есенина три самых частотных слова — союз И (с частотой употребления 1366), предлоги НА (673) и В (652).
    Частотный анализ языка художественной прозы С. Есенина показал удивительную картину: из отобранных 6775 лексем 3860 (около 57 %) употреблены по одному разу. А наличие большого количества однократно употребленных писателем слов — свидетельство его богатого словарного запаса, позволяющего, не повторяясь, каждый раз использовать новое слово для обозначения одного и того же понятия. Если добавить к этому числу лексемы, встречающиеся в текстах дважды (1069 лексем), то общее количество одно- и двукратно употребленных слов составит более 73 %, т.е. три четверти языка художественной прозы С. Есенина!
    Нелишним будет напомнить, что С. Есенин создал свои художественные произведения в 1916 и 1917 гг., в возрасте 21-22 лет (за исключением «Железного Миргорода», написанного в 1923 г.). Хорошо знающий русскую классическую литературу (несмотря на желание некоторых «исследователей» принизить его культурно-образовательный уровень), он пропускал через свою душу то, что нравилось ему у других авторов и, никому не подражая, свободно, как будто впервые, использовал все лучшее, создавая свои произведения.
    Безусловно, наибольший интерес для лексикографирования представляют те лексемы, значение которых лишь частично совпадает со словарными определениями толковых словарей, или вовсе отсутствует в них. Так, в словарях не фиксируется абсолютное большинство областных слов, употребленных в художественной прозе Сергея Есенина. Определить их значение позволили Словарь к повести «Яр», составленный сестрой поэта А.А. Есениной [1, с. 378-384], словарь В.И. Даля [3], отдельные выпуски Словаря русских народных говоров и — в минимальной, как это ни странно, степени — Словарь дер. Деулино Рязанской области [12].
    Областные слова — это одна из нескольких стилистически маркированных групп лексики. Мы старались максимально полно использовать стилистические пометы — лексикографический прием указания на разные стилистические особенности описываемой в словаре единицы. Эти пометы, список которых для удобства приводится в каждом томе, указывают на стилистическую ограниченность употребления слова в общелитературном языке, сферу его использования и эмоционально-экспрессивную окраску.
    Интересно, на наш взгляд, использование С. Есениным переносных значений слов, среди которых особо выделяется метафора. Широко используются и сравнения. Кроме лексикографического описания они даются также в одном из Приложений. Правда, в художественной прозе С. Есенина переносные значения и сравнения в целом занимают меньшее место, чем в его поэтических текстах.
    Значительно реже, по нашим подсчетам, используются им устаревшие и окказиональные слова, причем окказиональные значения встречаются чаще, чем собственно новые слова. Зато, по сравнению с поэтическими произведениями, в прозе С. Есенин гораздо чаще обращается к областной и разговорно-просторечной лексике, что определяется содержанием первых трех произведений.
    При использовании терминов «устаревшее», «окказиональное», «разговорное», «просторечное» мы пользуемся общепринятыми определениями, представленными в словарях и учебниках по лексикологии русского языка.
    В разных толковых словарях функционально-стилистическая квалификация однотипных в структурно-семантическом отношении слов различается, поэтому приходилось останавливаться на наиболее часто встречающейся квалификации или опираться на собственную интуицию. Чаще всего это касается квалификации определений «областное», «просторечное», «разговорное». Во Введении к Словарю приведено достаточное количество таких примеров.
    Общее количество словарных статей в Словаре художественной прозы С. Есенина — 6775.
    Образцом для создания Словаря художественной прозы Сергея Есенина послужил «Словарь языка Пушкина», построенный по типу толкового словаря [13]. Очень помог нам и опыт, приобретенный во время работы над пятитомным Словарем поэтического языка С. Есенина [17].
    «Словарь языка Есенина. Художественная проза» состоит из двух частей: собственно Словарь, в котором в алфавитном порядке описаны все анализируемые словарные статьи, и три Приложения.
    Каждая отдельная словарная статья дает полную характеристику слова (словосочетания) с количественной и содержательной сторон. Словарные статьи располагаются в алфавитном порядке. После каждой буквы алфавита, предваряющей список начинающихся с нее лексем, в скобках указано общее количество лексем на эту букву. Количество лексем на каждую букву различно: минимальное количество словарных статей на буквы Ю (3), Я (15), Щ (21), максимальное — на буквы П (1227), С (780), О (500).
    Сами словарные статьи также различаются объемом, зависящим от реального языкового материала. Словарная статья включает: заголовок, частотность употребления слова, грамматические и стилистические пометы, все выделенные значения слова, примеры, иллюстрирующие каждое значение.
    1. Словарный заголовок набирается с прописной буквы, курсивом полужирным шрифтом; при наличии вариантов они даются в скобках тем же шрифтом. Все неодносложные слова снабжены ударением — в этом отличие прозаического Словаря от поэтического, в котором ударение слова определяется без труда в зависимости от стихотворного размера. Совокупность всех заголовочных единиц образует словник авторского словаря, данный в Приложении.
    Основная заголовочная единица в Словаре художественной прозы С. Есенина — это слово, традиционно даваемое в начальной грамматической форме. В качестве заголовочных слов выступают имена (существительное, прилагательное, числительное), а также местоимение, глагол в форме инфинитива, причастие и неизменяемые слова — деепричастие, наречие, предлог, союз, частица, междометие, вводное слово.
    Каждое слово, образующее словарную статью, определяется само по себе, без системы отсылок к другим словам. Так, значение глагола одного вида не определяется через другой вид, что распространено в обычных толковых словарях.
    Наречие не соотносится с прилагательным: Блúзкий (5) — прил. качеств.: ǀ в знач. сущ.: связанный с кем-то дружескими отношениями, общими интересами, симпатией; ǀ в краткой форме: имеющий отношение к кому или чему-то.
    Причастия и деепричастия в толковых словарях, как правило, не образуют самостоятельной статьи. Мы считаем необходимым выделять их в качестве самостоятельной словарной статьи: несмотря на отсылку к производящему глаголу их дефиниция устанавливается в зависимости от контекста: арендованный, павхнувший; взбираясь, гладя.
    В современной авторской лексикографии полные и краткие прилагательные и причастия оформляются по-разному: а) по правилам общей лексикографии, причастия и деепричастия, как правило, не выделяются, а краткие прилагательные включаются в статьи на полные прилагательные; б) выступают как самостоятельные заголовочные единицы.
    Есенинский текст позволил нам развести полные и краткие страдательные причастия в самостоятельные словарные статьи: страдательные причастия выступают чаще в краткой, чем в полной форме; при наличии краткой формы страдательного причастия может отсутствовать полная. Так, только в полной форме представлены: арендованный, вбитый, забинтованный; только в краткой форме: вздернут, взрыт, дан; в обеих формах: вырезан — вырезанный, закрыт — закрытый, занесен — занесенный, подстрелен — подстреленный.
    Краткие прилагательные, ввиду их небольшого количества и полного семантического совпадения с полными, мы посчитали возможным не выделять в самостоятельные словарные статьи, объединив их с соответствующими полными прилагательными: бедный — беден, мертвый — мертв, новый — нов.
    Но есть пример значительного семантического различия полной и краткой форм одного прилагательного: Горя́чий (11) — прил. качеств.: сильно нагретый, очень теплый; ǀ в краткой форме — вспыльчив, необуздан.
    При отсутствии соответствующего полного прилагательного краткое образует самостоятельную статью: виноват, женат, матерно.
    В качестве заголовочных единиц — по первому компоненту — выступают и билексемы: Болéть-ломи́ть — окказ., усилит.: болеть от ломоты в теле: Давáть-подавáть — окказ.: вручать, подносить кушанье; хýндры-мýндры окказ.: эвфемизм, заменяющий название мужского полового члена.
    В качестве заголовочных единиц употребляются и словосочетания, устойчивый характер которых позволяет воспринимать их как самостоятельные единицы, обозначающие нерасчлененное понятие: вынимать просфору, Афóнин перекресток, первый встречный, Фомина неделя, Юрлов купырь и др.
    Отдельную словарную статью, как исключение, образуют компоненты словосочетания, если они не входят в другие словарные статьи. При этих словах дается отсылка ко всему словосочетанию или ко второму его компоненту: ба́бий (1) — см. бабье лето; благоро́дие (1) — см. Ваше благородие; атлéтика (1) — см. легкий.
    Достаточно широко представлены в Словаре омонимичные лексемы: два сущ.: бобыль-1, Бобыль-2; дремь-1, дремь-2; сущ. и глаг.: выть-1, выть-2; мочь-1, мочь-2; сущ. и деепр.: застыв-1, застыв-2; сущ. и предлог: круг-1, круг-2; по-1, По-2; сущ. и вводн. сл.: чай-1, чай-2; сущ. и нареч.: тепло-1, тепло-2; сущ. и междом.: прыг-1, прыг-2; два прил.: правый-1, правый-2; два глаг.: болтать-1, болтать-2; колоть-1, колоть-2; мест., союз, частица: что-1, что-2, что-3; мест. и нареч.: что-то-1, что-то-2; союз, частица, междом.: а-1, а-2, а-3; же-1, же-2; но-1, но-2; хоть-1, хоть-2; частица и междом.: ай-1, ай-2; ну-1, ну-2; междом. и предлог: у-1, у-2; предлог и нареч.: мимо-1, мимо-2; после-1, после-2; нареч. и мест.: нечего-1, нечего-2; нареч. и частица: вон-1, вон-2; еще-1, еще-2; нет-1, нет-2; уж-1, уж-2; нареч., частица, союз: как-1, как-2, как-3; так-1, так-2, так-3; только-1, только-2, только-3; нареч. и союз: когда-1, когда-2; пока-1, пока-2; потому-1, потому-2. Они снабжаются цифровыми указателями и разрабатываются в разных словарных статьях.
    Большое место в художественной прозе С. Есенина занимают онимы, каждый из которых образует самостоятельную словарную статью и выступает как заголовочное слово. Как наиболее частотная, выделяется группа антропонимов — в прозаических произведениях повествовательного характера герои обычно имеют имена, прозвища, клички. В частотном отношении они значительно различаются: имена главных героев встречаются иногда сотни раз, имена второстепенных персонажей употребляются чаще всего по одному разу. В художественной прозе С. Есенина нами выделены следующие группы антропонимов (в скобках указывается их частотность): а) официальные фамилии: Дункан (1), Карев (146); б) имена: Айседора (1), Аким (1), Анисим (47), Анна (50), Егорий (1), Филипп (133); в) имена и отчества или просто отчества: Борис Петрович (3), Кузьмич (5); г) имена (отчества) и фамилии: Анисим Панкратьев (1), Иен, Иен Иенович Кавелин (36), Корней Бударка (1), Петруха Ефремов (1); д) разговорные формы имени: Аксютка (35), Афонька (13), Ваньчок (76), Епишка (38), Федька (2), Филька (2), Кистинтин (1), Кузька (19), Лимпиада (78), Липка (2); е) уменьшительно-ласкательные наименования: Аннушка (5), Афонюшка (13), Филюшка (2), Иенка (2), Катюша (1), Липа (5); ж) прозвища: Бобыль-2 (27), Фанас (1), Царек (3), Мария Египетская (1); з) имена сказочных персонажей: Аленушка (1), Василиса (1), Гайавата (4), Иван-царевич (3), Иванушка (1); и) имена героев литературных произведений: Иван Иванович (1), Иван Никифорович (1); к) клички животных: Дружок-2 (37), Чукан (14).
   Среди антропонимов выделяются также:  1) имена реальных лиц: Ермак (1), Колумб (1), Чайковский (1), Пичугин (1), в том числе: а) писателей: Гоголь (1), Гофштейн (1), Денис (1), Есенин (1), Маяковский (1), Мани-Лейб (2), Пушкин (1); б) политических деятелей: Гардинг (1), Троцкий (1) — в основе их описания лежит толково-энциклопедический принцип, сочетающийся с элементами лингвопоэтического комментария; 2) библеизмы, мифонимы: Иван Богослов (2), Христос (4); Иисус (1), Лазарь (2), Микола Чудотворец (1), Терпсихора (1).
    Л.Л. Шестакова отмечает новый случай омонимии в художественном тексте — «кусты» одинаковых антропонимов в словаре, соотносящихся с разными их носителями [16, c. 76]. В художественной прозе С. Есенина мы нашли уникальный, на наш взгляд, пример, когда двум персонажам в двух (из четырех!) произведениях автор дал одно имя Юшка: Юшка-1 (5) — имя подпаска, персонажа повести «Яр»: Юшка-2 (10) — имя молодого парня, которого нанимают в работники, персонажа рассказа «У белой воды».
    Второе место среди онимов занимают топонимы: а) название стран и континентов: Америка (23), Африка (1), Греция (1), Европа (2), Россия (6); б) городов, штатов: Вашингтон (1), Калифорния (1), Киев (2), Тула (1), Миргород (4), Москва (2), Питер (4); в) улиц: Бродвей (9), Невский (1); г) деревень, сельских местностей: Белоборка (1), Чухлинка (16), Коростово (1), Пасик (7), Раменки (4).
    К онимам мы относим также: 1) хрематонимы: а) названия песен, напевных музыкальных переливов: елецкая игра (1), «Интернационал» (1), канавушки (1), б) плясок: веревочка (2), казачок (1), расходка (1);
    2) хрононимы: а) название религиозных праздников: Фомина неделя (1), Ильин день (1), масленица (1), Миколин день (1), Пасха (2), Петров день (1), Покров-2 (1), Преображенье (1), Престол (1), Прощеный день (1), Рождество (2); б) название направлений в культуре и искусстве: «леф» (1), «кузница» (1); в) название значимых для культуры мест: Печерская лавра (1), Сергий Троица (1).
    2. Частотность заголовочного слова дается в круглых скобках. Степень употребительности каждой лексемы определялась подсчетом всех ее словоупотреблений; при большом количестве иллюстраций на каждое значение многозначного слова приводилось несколько наиболее интересных примеров, а остальные давались в зоне шифров и затем суммировались в общей частотности лексемы.
    3. После указания частотности в словарной статье отмечаются грамматические и стилистические пометы. К грамматическим пометам заголовочных слов относятся: указание части речи и ее основных признаков. Для существительного — род, для pluralia tantum дается помета мн.ч., для собирательных существительных указывается признак собир. В глаголе отмечаются вид и переходность, как дополнительный признак — безл. Для прилагательных, числительных, местоимений указывается их разряд. Для причастий — вид и время.
    Особенности употребления слова, характерные для того или иного его значения, даются под знаком ǀ с указанием на эту особенность (безл., собир. в знач. какой части речи и др.): великий, близко.
    После примеров с грамматическими пометами, даются, под знаком ◊, устойчивые сочетания (в том числе и окказионально трансформированные автором), афоризмы, крылатые фразы: баночка, отлететь, гайка.
    Стилистические пометы традиционны для лексикографической практики: обл., разг., прост., устар., окказ., высок., спец. и др. (их полный перечень дается в Списке сокращений) и не всегда относятся к слову в целом; чаще такую помету получает одно из значений полисемантичного слова; в этом случае частотность стилистических помет значений и слов в целом не совпадает.
    Некоторые слова имеют несколько стилистических помет: гоже — нареч.: устар., прост., обл.: в знач. сказуемого: не гоже — не следует, не годится; ёрник — сущ. м. р.: прост., обл., устар.: беспутный человек, повеса, озорник.
    В случае неполной уверенности в даваемых характеристиках и невозможности однозначно отнести слово к тому или иному стилистическому разряду мы использовали формулу «знак сомнения, помета с вопросом»: анкедова — окказ.? прост.?; ано — окказ.? прост.?; гыть-кыря — окказ.? прост.?; дотошный — обл.?; обросниться — обл.? окказ.?; огузлый — окказ.?; потянутый — окказ.?; прохожалка — окказ.? обл.? и др.
    Большая часть лексем в Словаре художественной прозы употребляется по одному разу, т.е. они выступают как однозначные, хотя в литературном языке могут иметь больше одного значения. Значение однозначных слов приводится не только для большей последовательности и полноты лексикографического описания, но и для определения, какое из значений многозначного общелитературного слова понадобилось писателю в конкретном случае.
    Толкования слов даются обычным шрифтом со строчной буквы. В случаях наличия у лексемы нескольких значений они обозначаются строчными буквами русского алфавита с абзаца. Сначала толкуются прямые значения, затем их оттенки. Смысловые оттенки значения обозначаются знаком ǀǀ: береза ǀǀ плакучая береза — вид березы с опущенными вниз ветвями.
    При наличии соответствующих примеров выделяются еще три группы значений в рубриках: перен., метафора, в сравнении: аукать, багрянец, безбородый.
    Встречаются случаи употребления в переносном значении слова, которое имеет и другие стилистические пометы: вынуть — устар., прост.: перен.; зманывать — обл., прост.: перен.
    Нередки случаи наличия у слова больше одного переносного значения: брызнуть: 1) с силой проявиться, прорваться — о чувствах, настроениях; 2) внезапно появиться, показаться — о лучах солнца, свете; Гайавата: 1) об индейцах — коренных жителях Америки (синекдоха); 2) о русских, напомнивших поэту индейца Гайавату; глухо: 1) равнодушно, неотзывчиво: 2) едва, еле-еле; застыть: 1) становиться неподвижным, замирать; 2) быть неподвижным, не меняться; 3) замереть — о чувствах и др.
    Считаем необходимым также выделить примеры употребления одного слова в переносном значении и, одновременно, в сравнении: обвязаться, взыграть, мелькать и др.
    4. Особую роль в авторском словаре играет иллюстративная зона (зона контекстов), предусматривающая обязательное контекстное сопровождение каждого выделяемого значения слова или его оттенка. При анализе авторских словарей неоднократно отмечалась роль цитаты не только для подтверждения каких-то признаков, входящих в художественное значение, но и для дополнения и углубления значения, которое не всегда можно передать в кратком толковании.
    Иллюстративные примеры подаются следующим образом: все есенинские тексты даются курсивом, иллюстрируемая лексема дополнительно выделяется полужирным шрифтом. Орфография и пунктуация текстов (за исключением явных типографских ошибок) соответствуют тексту академического Полного собрания сочинений Сергея Есенина [1].
    Обязательной в иллюстративной зоне является зона шифров, сопровождающая каждый контекст. В этой зоне в круглых скобках указывается сокращенное название произведения (расшифровка дается в Списке сокращений) и ссылка на страницу источника. Дефиниции всех лексем, представленных в Словаре, фиксируют лишь те значения, которые проявляются в контекстах художественной прозы С. Есенина; остальные значения слова, представленные в толковых словарях, не приводятся.
    Понимая, что подбор иллюстраций в идеале должен быть максимально полным, мы, тем не менее, по техническим причинам, вынуждены сократить приводимые примеры до 2-4 на каждое значение слова. Все остальные примеры приводятся в зоне шифров после слов, набранных курсивом полужирным шрифтом: а также: далее дается сокращенное название каждого из четырех произведений и перечисление всех страниц, на которых употреблена конкретная лексема.
    Приводимые в Словаре иллюстрации представляют собой предложение (реже — его часть, достаточную для понимания смысла, в первую очередь, заголовочного слова). Достаточно длинные контексты цитируются частично: сокращаемая часть текста помещается в ломаные скобки с многоточием внутри.
    Принципиально важным, на наш взгляд, является включение в словарь Приложений, представляющих собой вспомогательные указатели — словники. Это необходимая составляющая словарной структуры. Принципы формирования словников в Словаре художественной прозы определяются его целевой установкой и типологическими характеристиками. В них содержится только перечень лексем, упорядоченных по определенным критериям.
    1. Алфавитный словник включает все представленные в основном корпусе Словаря слова и словосочетания, встречающиеся в художественной прозе С. Есенина, с указанием частеречной принадлежности и частотности слов. Отдельные словоупотребления не приводятся. Этот словник позволяет, не обращаясь к собственно Словарю, установить наличие или отсутствие словарной статьи на конкретную лексему, ее частеречную и частотную характеристику.
    2. Частотный словник представляет собой перечень всех лексем, расположенных по степени убывания частоты использования — от максимально частотной лексемы — союза И (1366 словоупотреблений) до однократно использованных 3820 лексем, расположенных в алфавитном порядке. Он позволяет выделять наиболее и наименее частотные лексемы в художественной прозе С. Есенина. Внутри группы с одинаковой частотностью слова располагаются в алфавитном порядке. Чисто технически, для экономии места и удобства нахождения, слова с частотностью от пяти до единицы, представлены отдельными алфавитными списками с указанием количества лексем в каждом из них.
    3. Словник стилистически и грамматически маркированных единиц — это расположенные в алфавитном порядке лексемы, имеющие грамматическую (собир., безл., в знач. к-л части речи и др.) или стилистическую (устар., окказ., разг., прост., обл. и др.) маркированность. Наличие этого словника дает возможность при минимальной затрате усилий и времени выделить все лексемы, имеющие одну из указанных помет. При каждой помете отмечается ее частотность применительно к конкретной лексеме.
     «Словарь языка Есенина. Художественная проза» является не только первым опытом полного лексикографического описания художественной прозы Сергея Есенина, но также научным справочником (особенно в области стилистически маркированной лексики), необходимым любому человеку, который возьмет в руки томик художественной прозы великого русского поэта — как специалисту-филологу, так и человеку, любящему русское художественное слово. Мы надеемся, что максимальная полнота охвата и детальное описание семантики всех лексических единиц позволят филологу использовать Словарь художественной прозы и в научных и в учебных целях. А читатель, хорошо знающий поэтическое слово Сергея Есенина, возможно впервые, увидев этот словарь, обратится к его художественной прозе.
    Словарь художественной прозы С. Есенина, как и вышедший ранее Словарь его поэтического языка, создавался как полноценный текстологический справочник. Сплошная выборка лексем позволила зафиксировать все словоупотребления всех лексем (и словосочетаний), составивших художественно-прозаический словарь Сергея Есенина. «Хорошо организованный словарь — это богатейший материал для разного рода исследований», — отмечает Л. Шестакова [16, с. 11]. Хочется надеяться, что и «Словарь языка Есенина. Художественная проза» станет источником углубленного исследования прозаического языка великого русского поэта. Проза любого поэта всегда представляет особый интерес и хочется, чтобы Словарь художественной прозы Сергея Есенина открыл неизвестные для многих есенинские страницы.
    К языку С.А. Есенина в последнее время обращаются все чаще, и каждый пишущий непременно отмечает его самобытность и уникальность по сравнению с языком других поэтов. И только полный, завершенный «Словарь языка Есенина» может приблизить читателей к адекватной оценке неповторимости и яркости идиолекта поэта, показать его вклад в развитие общелитературного русского языка.

Литература
    1. Есенин С.А. Полное собрание сочинений: в 7 т. Т. 5. Проза. — М.: Наука-Голос, 1997.
    2. Балахонова Л.И. К вопросу о статусе просторечной и диалектной лексики // Вопросы языкознания. — М., 1982, № 3, с. 104-110.
    3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. — М., 1955.
     4. Ефремова Т.Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. — М.: Русский язык, 1996.
    5. Кононенко Л.А. Диалектная лексика в прозаических произведениях Есенина // Современное есениноведение. — Рязань-Константиново, 2010, № 15, с. 90-94.
    6. Лермонтовская энциклопедия / Гл. ред. В.А.Мануйлов. — М.: Сов. энциклопедия. 1981, с. 719-762 (подсчеты наши — Г.Ш.).
    7. Мамедли А.М. Галина Шипулина. Словарь языка Есенина (I-V тт.). Баку: Мутарджим, 2012-2013 гг. // Ученые записки Бакинского славянского университета. Серия язык и литературы, № 2, с. 115-116.
    8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., «Азъ», 1992.
    9. Самоделова Е.А. Историко-фольклорная поэтика С.А. Есенина // Рязанский этнографический вестник. Рязань, 1998, 225 с.
    10. Словарь русского языка в 4 томах. Изд. 2-е, испр. и дополн. — М. Русский язык, 1981-1984.
    11. Словарь современного русского литературного языка в 17 томах. — М.-Л.1950-1965.
    12. Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского района Рязанской области). / Под ред. И.А. Оссовецкого. — М.: Наука, 1969.
    13. Словарь языка Пушкина в четырех томах. — М., 1956-1961.
    14. Хашимов Р.И., Г.И. Шипулина. Словарь языка Есенина // Русская речь, 2014, № 3, с. 121-124.
    15. Шестакова Л.Л. Вклад в историю писательской лексикографии // Русский язык и литература в Азербайджане, 2013, № 2, с. 78-80.
    16. Шестакова Л.Л. Русская авторская лексикография. Теория, история, современность. — М.: Языки славянских культур, 2011, 464 с.
    17. Шипулина Г.И. Частотно-семантический конкорданс служебных слов в поэзии Сергея Есенина. Выпуск 1. Предлоги. Баку: Мутарджим, 2012, 184 с.; Выпуск 2. Союзы. Частицы. Баку: Мутарджим, 2012, 288 с.; Словарь языка Есенина. Имя существительное. Баку, Мутарджим, 2013, 588 с.; Глагол. Баку, Мутарджим, 2013,464 с.; Прилагательное. Числительное. Местоимение. Наречие. Баку, Мутарджим, 2013, 556 с.
    18. Щерба Л.В. Опыт общей теории лексикографии // Л.В.Щерба. Языковая система и речевая деятельность. — Л.: Наука, 1974, с. 265-303.

Комментарии   

0 #1 RE: ШИПУЛИНА Г.И. Принципы составления словаря языка художественной прозы С.А. Есенинаниколай астафьев 09.11.2015 00:04
Работа уникальная, позволяющая оценить, к примеру диапазон употребления Есениным полярных понятий (жизнь-смерть, друг враг и т.д.), свидетельствующ их о структуре его душевных предпочтений. Практическое значение проделанной работы будет с годами оценено, прежде всего филологами, литературоведам и, лингвистами и текстологами. Спасибо огромное за титанический труд!=Николай Астафьев, поэт, журналист
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика