Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

29675410
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
14
7456
26682
27599385
159749
303398

Сегодня: Сен 20, 2018




ЛУНЕВ Дмитрий

PostDateIcon 28.05.2012 09:30  |  Печать
Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 
Просмотров: 5042

Певец и аранжировщик Дмитрий Лунев (Рязань)

НазваниеПрослушать Время звучания
Цветы на подоконнике

3:26 min
Жизнь - обман

5:06 min
Море голосов воробьиных

4:00 min
Не ругайтесь, такое дело...

4:17 min
Несказанное, синее, нежное...

4:19 min
Русалка под новый год...

3:46 min
e

КОНСТРУКТОР ЗВУКОВ

Дмитрий ЛуневДень, когда я приехала на «Distudio», был для Дмитрия Лунева на редкость неудачным — полетел «пишущий» компьютер, а без него — как без рук. От вынужденного безделья пришлось проводить время нетрадиционно — разговаривать, рассказывать о себе любопытной журналистке. Хотя Лунев предпочитает не болтать, а петь, играть на синтезаторе, подбирать аранжировку или монтировать звукозапись.
Дмитрий говорил… о чем? О тяжелой бескрасочной жизни, о преодолении серьезного недуга, о четырех операциях на глаза, перенесенных в раннем детстве, о доказательстве собственной состоятельности? Да ну, чушь!
— Никогда я не считал себя не таким, как все! — заявил Дмитрий в самом начале беседы, задав ее тон — никаких охов-ахов, никаких соболезнований, никакой грошовой сентиментальности! Он, например, не читал «Слепого музыканта», он вообще не любит «жалостных» книг. Не прочувствовать его настрой было невозможно, поэтому мы, серьезные люди, заговорили о том, как сделать этот мир прекраснее. Дмитрий уверен, что музыке (и хорошим музыкантам) такая задача под силу. Обстановка вокруг подтверждала его правоту.
Многопрофильная, практически универсальная студия звукозаписи «Distudio» («Димина студия») снаружи неприглядна — это отдельный кабинет в помещении Рязанской областной библиотеки для слепых. Библиотека тоже выглядит скромно — одноэтажный кирпичный особнячок в самой что ни на есть исторической части города, на Кремлевском валу, зарешеченные окна, заметенное снегом крыльцо, металлические стеллажи с тяжелыми томами русской классики по Брайлю… И — неожиданные в этом интерьере — компьютеры, синтезатор, стопки DVD.  Звукозаписывающую аппаратуру приобрела несколько лет назад мама Дмитрия, Вера Григорьевна Жакенова, директор библиотеки. Студию она оборудовала не только ради родного сына. Инвалиды по зрению живут гораздо более сплоченно, нежели здоровые и зрячие.  Одним из первых дел новой студии стала запись библиотеки «говорящих книг» для слепых — решительный шаг вперед по сравнению с тяжеловесным Брайлем. Писал диски Дмитрий ночами, совмещая основное дело своей жизни со штатной обязанностью работы ночным сторожем.
Из всего многообразия мира глаза Дмитрия, так же, как и глаза его матери и отца, улавливают, дай Бог, десять процентов… Всей семье природа компенсировала свой грех обостренным слухом. Но родители просто любили музыку, восхищенно внимали ей, а сыну этого показалось мало. Вспоминая, как пришел в мир звуков, он увлекся, даже впал в патетику — но искренняя любовь к предмету своей жизни извиняет возвышенный тон!
С раннего детства Дима слышал музыку. Днем она играла с пленок или пластинок — у отца была богатейшая фонотека. А когда выключали технику, мелодии продолжали звучать в Диминой голове, в душе, во всем существе, накатывая и отступая, подобно волнам, и их бесконечное пение было, наверное, сродни рокоту прибоя. А может, крикам чаек? А может, шуму ветра в вершинах деревьев? А может, хрусту снега под ногами? Музыка интриговала своей многосложностью, и к восхищению примешивалось еще неосознанное желание эту многосложность понять. Непобедимое детское стремление обыгрывать все, что попадает в руки, для Димы выражалось в тяге играть с музыкой, меняя местами звуки, образы, составные части мелодии, заставляя ее по-иному звучать. С шести лет он сам подбирал музыку на баяне, потом на гитаре — причем это были как подслушанные мелодии, так и свои, никому более не доступные. Годика в два, по семейным хроникам, Дима еще и запел — соло.
Реализовалась детская тяга «конструировать» мелодии много позже, когда Дмитрий Лунев стал одним из лучших аранжировщиков Рязани.
— Наверное, тяга быть аранжировщиком проснулась во мне, когда я учился в Моршанской школе-интернате для слабовидящих детей (Моршанск — районный центр в Тамбовской области. — Е.С.) . Там я провел все десять школьных лет, приезжая домой только на каникулы. В интернате был вокально-инструментальный ансамбль, я в него, конечно, входил. Всех инструментов — две гитары и слабенькая «Ионика». С этим «музыкальным инвентарем» мы пытались переиграть для школьных вечеров известные эстрадные песни. Тогда я начал мечтать о мощном синтезаторе, способном писать полный симфонический оркестр. Я таких и в глаза не видел, только слышал, что они есть.
Невозможность достичь желаемого в музыке — например, поработать с синтезатором своей мечты! — раззадоривала Диму Лунева, а выражалась, как у многих подростков, в неблестящем поведении и невозможности жить по правилам. Поэтому милостью Божьей музыкант так и не освоил нотную грамоту (любую мелодию он воспринимает на слух), так и не закончил Курское музыкальное училище для слепых, так и не получил системного образования по своей теперь ведущей специальности аранжировщика. Единственное учебное заведение, в котором он отучился уже за тридцать и которому искренне благодарен за  базовое культурное образование, начатки знаний по философии и психологии — областное училище культуры в городе Шацке (райцентр в Рязанской области. — Е.С.). С музыкальной частью сложнее: согласно диплому, Дмитрий Лунев — руководитель народного хора, согласно вкусам, русская народная музыка и пение от него далеки. Странной выглядела бы приверженность «калинке-малинке» у молодого современного музыканта, обретавшего профессиональные навыки не в «университетах», а «в людях».
— Приехал в Рязань из Курского музыкального училища в 1989 году и увидел объявление, что ВИА «Автопортрет» с завода тяжелого кузнечно-прессового оборудования требуется солист (в благословенные 70-80-е на каждом крупном заводе был свой музыкальный коллектив, представлявший «предприятие высокой культуры» на всероссийских, а порой даже международных конкурсах. — Е.С.) Наведался по объявлению и попал солистом к Александру Тараканову, с которым дружу и сотрудничаю до сих пор. Мы вместе с Сашей учились аранжировкам — интерпретировали известные мелодии, и раз от разу получалось все интереснее. И продолжали это делать даже в начале 90-х, когда завод отказался от ансамбля, и группа разбежалась. Это были самые яркие и приятные для меня рабочие моменты. Тогда же я попробовал себя как композитор.
Забота о куске хлеба заставила Тараканова уйти в мелкий бизнес, а Лунева, извините, в лабухи. То он ездил по области в составе музыкального кооператива, то скрашивал досуг отдыхающих в ресторанах. Понятно, какая публика наполняла кабаки в 1992-1994 годах. Дима попадал в эпицентр бандитских разборок, стоял под дулами автоматов (хорошо, зрение слабое — не различал нацеленные черные оружейные зрачки и не так пугался!), покидал «поле боя» с черного хода, месяцами являлся на работу к 9 вечера и уходил в 4 утра — но даже не думал о том, чтобы выбрать дело поспокойнее. Ведь тут как раз стали получаться хорошие аранжировки, а то и песни на собственные мелодии! Даже излюбленную клиентами «Мурку» можно было озвучивать по-разному. Но потом все же устал от красивой ресторанной жизни.
Поворот карьеры был резким, новое направление деятельности Дмитрия можно с некоторой натяжкой назвать академическим — он сотрудничал с рязанским ансамблем народного творчества «Радуница». «Хиты» этого коллектива — песни на стихи Сергея Есенина. Лирике крестьянского поэта Дмитрий отдал должное сполна. После чего шесть лет играл на синтезаторе в другом ансамбле народного творчества, собственности издательского дома «Экономическая газета» — «Отраде». В хоре с таким лучезарным названием Лунев проехал с гастрольным турне пол-России и европейское зарубежье, но фанатом народного искусства так и не стал. Разве что всерьез задумался, как вывести народные песни и музыку на современную эстраду, как синтезировать два этих якобы несовместимых жанра. Вот ведь группа «Иван Купала» совмещает владимирские рожки с электробарабанами!
В общем, когда Дмитрию ничто в сфере аранжировки и звукозаписи стало не страшно, он понял — настало время для собственного творчества. Теперь официальное рабочее место у него одно — библиотека для слепых, ночной сторож. А в творчестве над ним командиров нет.
Года два, как Дмитрий влился в литературно-музыкальное объединение «Ближний круг». Круг, действительно, невелик, костяк его — пять-шесть наиболее «продвинутых» и известных в Рязани поэтов и музыкантов. Ребята выдумали простой и гениальный ход — стали писать музыку на стихи друг друга и самостоятельно исполнять получившиеся песни, сделав ставку на эстрадное звучание. И, знаете, — получилось! Авторы текстов имеют за плечами литинститут или хотя бы высшие литературные курсы, а за музыкальное оформление отвечает Дмитрий Лунев — пишет аранжировки и мелодии к песням. Нетрадиционная, смелая для провинции форма подачи стихов в виде эстрадных шлягеров привлекает к группе одаренных молодых людей и девушек — стихоплетов, певцов, звукооператоров, так что «Ближний круг» оброс уже более «дальними», как Сатурн кольцами. В Рязани прошло четыре концерта группы под общим названием серии «Над городом птицы». Больше половины прозвучавших с ведущих сцен города песен обработаны Луневым.
«Ближний круг», кстати, ездит с концертами по Рязанской области. Для глубинки, видящей сегодня культуру только по телевизору (и то если электропровода соседи не сдадут на цветной ме-талл!), приезд артистов из областного центра — и редкость, и радость. К юбилею Победы «Ближний круг» подготовил тематический альбом. Достоверно известно, что его демонстрация одной Рязанской областью не ограничилась, — соседние города вовлечены в орбиту. Еще немного раскрутятся — и до Москвы доедут… Как раз над альбомом военных песен Дмитрий и корпел, когда случился глюк компьютера — и пришлось курить целый вечер.
Чтобы не быть голословным, Дима на другом компьютере, послабее (что не пишет мелодии, а только воспроизводит их) поставил мне послушать свои любимые работы. Угадал, что мне будет особенно интересно:
— На мою мелодию положен «Гимн журналистов» Нурислана Ибрагимова…

«Опять с берез летит осенний лист,
и журавли готовы к перелету…
Поднимем тост, приятель журналист,
За нашу многотрудную работу!..»

Думаю, за эту песню авторам сказали бы спасибо журналисты не только Рязани!
Луневу удается не прерывать свой творческий поиск в обыденной жизни, более того — извлекать из него пользу. В перерывах между песнями он записывает ролики радиорекламы, и достиг уже той степени известности, когда не он ищет клиентов, а они ищут его. И в семейной жизни, где многие творческие испытывают мучительный дискомфорт выбора между любимым человеком и любимым увлечением, Диме повезло. Долгие поиски своей половинки (два не сложившихся брака) увенчались созданием «музыкальной» семьи. Жена Дмитрия Ольга работает в Центре народной культуры села Баграмова Рыбновского района. На слэнге музыкантов ее специальность называется «клавешница». Она, как и муж, занимается аранжировкой. Полностью счастливый человек сидел передо мной и рассказывал… о чем? Да о том, как просто быть таковым!

Елена Сафронова

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика