Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

25466694
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
1898
21530
63525
23276724
413764
655374

Сегодня: Нояб 23, 2017




ЗАЗИМКО Юлия. Есенину

PostDateIcon 30.11.2005 00:00  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 5042
«Ах, Серёженька – солнышко,
Удалая головушка,
Куполочек на башенке златоглавых церквей.
Ах, ты дитятко-ягодка»,-
Говорила всё бабка так.
Уж любила и холила из всей мочи своей.

Пелись песни старинные,
Заунывные, длинные.
Сказки слушались русские на рязанский манер.
Лошадьми луна выпита,
И кустами ракитными
Покачнулась над речкою жизнь разлук и потерь.

Ой, Ока – речка светлая,
Улыбалась рассветам ты,
Как звала и манила ты всех к своим берегам.
И к ней сердцем привязанный,
Мальчик голубоглазенький
Нам улыбки раздаривал с грустью напополам.

В них стихи, как росиночки
На девичьей косыночке.
Воспевал он Россиюшку за любовь и мечту,
За багряную зорюшку
И за вольную волюшку
И за тихую, светлую, статную красоту.

Города многолюдные,
Суетой неуютные
Зазывали вы славою, зазывали рублём,
Кабаками весёлыми,
И меняли просёлки мы
На проспекты и улицы с каменным громадьём.

Жизнь была с переменами.
И какой тут все веры мы?
Позамешено счастие на народной крови.
Предавали и грабили,
Свечи в храмы не ставили,
Не понять, кто чужие здесь, не понять, где свои.

Но до самого донышка,
Эх, Есенин Серёженька
Было выпито горькое этой жизни вино,
Нет ни с кем не поделено.
Лишь стихами засеяна
Вся земля, и им памятью прорасти суждено.

* * *

Есенину.

Дышу запоздалой весною.
То оттепель, то снегопад.
Сугробы на всех тротуарах,
Как львы в Петербурге стоят.

И снег в них ещё прошлогодний,
Когда-то легонько кружась,
Сейчас превращается солнцем
В московскую, глупую грязь.

Живу запоздалой любовью.
То громко, а то про себя,
Читаю стихи, извиняясь,
За всех, не читавших тебя.

Читаю про голос тальянки
И синюю дальнюю даль,
Про всё, что тебе так жалко
И то, что тебе не жаль.

Читаю стихи про разлуку,
Про встречи, мечту и обман,
И то, как покорно и нежно
Умеет любить хулиган,

Ваганьковским кладбищем тихо,
К тебе на свиданье иду.
А в лужах весеннее небо
Баюкает чью-то беду.

Блестит от закатного солнца
Весенняя эта вода.
Иду я к тебе, извиняясь
За всех, не пришедших сюда.

Такой удивительно светлый,
Как будто бы даже живой,
С такою великой судьбою,
С такою российской душой,

Ты смотришь печально куда-то
И руки спокойно скрестил.
Своими стихами когда-то
Ты всех и за всё извинил.


* * *

За окном тишина весенняя,
Я раскрыла томик Есенина.
И вначале, слегка рассеянно,
Пролистала твою судьбу.
Пусть не первое то свидание,
Через время и расстояние,
С запоздалым чуть-чуть признанием
Можно я к тебе подойду?

Первый час, но совсем не спится,
Я читаю ещё страницу,
Как журавлика не синицу
Всё пытаюсь понять тебя.
В твоих письмах то боль, то счастье,
То предательство, то участье,
И прощанье и тихое «здрасте»
Негодуя или любя.

Проплывают за стёклами ночи
Все друзья твои и не очень
Зина Райх что-то снова хочет,
С Мережковским ты не в долгу.
Благодарно почтение к Блоку,
Бениславская где-то сбоку.
Что в не очень красивых проку?
Вот Дункан! Что сказать могу?

А стихи! По рублю за строчку,
Жаль, не слова о сыне и дочке.
Взял бы ты у судьбы отсрочку
И не лез в тот проклятый трюм.
Ведь рассветами, зимами, вёснами,
Был ты небом на землю посланный,
По макушке поглажен господом,
Никогда не писал наобум.

Под подушку запрячу книжку,
(Я порой суеверна слишком).
Пусть приснится совсем мальчишкой
Мне сегодня Есенин Сергей.
Он приснится и повзрослевший,
Про свой клён у дороги спевший,
Все стихи написать успевший
И простивший своих друзей.

Пусть он снится седым и мудрым,
Коронованный счастьем трудным,
Пусть, как будто, не будет утра
В той гостинице «Англетер»
Что ж свечу погасить решили?
Не спасли и не защитили.
А теперь само сердце России
На Есенинский бьёт манер.

* * *

Свидание. (С. Е.)

Над дорожной, ровной стрелою
В небе тихом стихов разлив.
Я спешу на свиданье с тобою,
Обо всём и о всех забыв.

Здесь слова не плетутся прозою,
Здесь для рифмы большой простор.
Вот и дом, в три окна под берёзою,
Вот плетнём окружённый двор.

Как и встарь петушок ходит с курицей,
Но пустой самовар на столе,
Слышен звон за широкою улицей
В заповедном теперь селе.

Церковь та же, напевный колокол,
И в соседях всё те ж дома,
Тополь твой и часовня около-
Всё увидела я сама.

Здесь нельзя было вырасти грубым,
Без рассветной сини в глазах.
Тут, наверное, сами губы
Стих слагали на образа.

Я тебя полюбила больше
Всех тех женщин, что ты любил,
Хоть отчаянный был ты спорщик
И защитник рязанских кобыл.

Дали окаются с Окою
И ромашковый вьют венок.
Я пришла на свиданье с тобою,
Словно путник на огонёк. 


* * *

Есенин! Е-се-нин. Вслушалась.
То ли весна, то ли осень,
То ли на небе пасмурном
Звонкая эта просинь.

Только сейчас всмотрелась
В строчки. Красивый почерк,
Словно бисера ниточка
Из букв, запятых и точек.

Вдумалась – я уже старше,
как та твоя Айседора.
Вот она на листочках Русь,
Ее даль и просторы,

Со всеми ее деревеньками
И месяцем над окошком.
Вспомнилось всё, но помниться
Будет только хорошее.

Как удалыми песнями
И песнями самыми нежными
Спелась любовь осенняя,
Спелась надежда вешняя.

* * *

Судьба.


Обронили березы платочки,
Тучи спят, обнимая дубы.
Я читаю любимые строчки
С горьким вкусом полынной судьбы.

Этой осенью я беспечально
К разнотравным коврам прикоснусь.
И припомнится мне не случайно
Твоя странная синяя Русь.

Мне березок нисколько не жалко,
Пусть роняют платочки с волос.
Нагадала когда-то цыганка,
То, что в жизни дословно сбылось.

«Быть тебе молодым и красивым
И, похоже, что не умереть»,-
Эти сказки с цыганским надрывом
Рассказались за звонкую медь.

А когда отболело до срока,
Целый свет самоваром остыл,
На хвосте разнесла всем сорока
То ли слух, то ли страшную быль.

Мне не жалко березок осенних,
Будет свежей и новой листва.
Жив стихами своими Есенин-
Золотая сорвиголова.

* * *

Город дремотный и вязевый,
Сколько ж прошло с той поры,
Как ты с Есениным связывал
В рифму свои фонари?

Что ты Москва перемыслила,
Коль Ленинградским шоссе,
Связаны две его пристани
Жизни и смерти в эссе.

Сколько теперь перестроено,
Сколько ушло – не вернуть.
К ночи Москва успокоенно
Голову клонит на грудь.

Тихо пройдусь переулками,
Где за фасадом домов
Строчки истории гулкие
Из недосмотренных снов.

По-над церквами и около
Чудятся лики святых.
В храме Всехсвятском на Соколе
Свечку поставлю за них.


* * *

На Ваганьковском кладбище перекрёстки аллей,
Над Ваганьковским кладбищем перекрестье ветвей.
Соловей одинокому подпоёт трубачу,
Я иду потихонечку и любимых ищу.
По цветочку на каждого, помяну, как могу,
Перед ними не то, что я, вся Россия в долгу.
Нет, не мраморным холодом и не вязью крестов
Они жизнью запомнятся и теплом голосов.
Тут странички истории- даты и имена,
Помоги же им, господи, пусть воздастся сполна!
У святого и грешного теплит пламя свеча.
Помоги же нам, господи, не судить сгоряча.
Поравнялись оградками и года и века,
Проплывают невидные за листвой облака,
Грустно пахнет черёмуха так, что сердце щемит.
Тянет нас на Ваганьково несказанный магнит. 

* * *

Дуэли в России. В России дуэли.
Взлетали перчатки и наземь летели.
Дуэль со страною, с друзьями, с врагами
Оружием разным и злыми словами.
Бездарность гордыню свою потешала-
Колола, стреляла, в лицо клеветала.
И целилась злобы холодная сила
В одно гениальное сердце России.
Никто никогда и не думал о мести.
Дуэль так дуэль, значит всё честь по чести.
Хоть было на просто убийство похоже
Всех тех, кто любимей и тех, кто дороже.
Дуэли в России. В России дуэли…
Мы так навсегда после них сиротели.

* * *

И пускай я на рыхлую выбель
Упаду и зароюсь в снегу…
Всё же песню отмщенья за гибель
Пропоют мне на том берегу.
С. Есенин.


Как будто сквозь сито просеянный,
Летит над Ваганьковым снег.
Ложится к могиле Есенина,
С цветами ложится от всех.

Слезами кровавыми кажутся
Гвоздики на этом снегу.
Метёт. Но я сердцем обидеться
На эту метель не могу.

Она устилает не саваном,
А чистым и белым листом.
И это, пожалуй, по правилам
Сегодня, тогда и потом.

Снежинки на мраморных локонах,
На мраморных светлых плечах.
Дрожит поминальная около
Стихов и букетов свеча.

Здесь крестится каждый и верует
Под звук панихидных молитв :
К тебе, убиенному Сергию,
Россия любовь сохранит.

28 декабря 2005

* * *

Ах, константиновское лето!
Звон колокольный над селом.
И вторит за Окою где-то,
Боясь остаться без ответа,
Ему новорождённый гром.

Средь бесконечности историй
И русской удали стихов,
На всём прибрежном косогоре
Цветёт безудержный цикорий,
Как след от синих облаков.

Каким здесь счастьем душу грею,
Что так просторно на душе?
Как гость к Есенину Сергею
Всегда прийти сюда сумею
В него влюблённая уже.

Ах, константиновское чудо
И константиновская синь,
Живите ! Русь жива покуда,
Всё начинается отсюда.
Храни вас Господи! Аминь.

* * *

СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ посвящается… (акростих)

Скажите мне, быть может, меж планет
Ещё есть жизнь такая же земная,
Разгульно-бесшабашная, лихая,
Где ничему ограничений нет.
Ещё есть жизнь, где пишутся стихи,
Юг с севером объединяя в точку.
Есенинскою вдохновенной строчкой
Среди миров прощаются грехи.
Есенинской любовью, может быть,
Над нашей неуёмной суетою
Искрят созвездия ночной порою
Наедине с приметою простою –
Узнать Россию- значит полюбить.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика