Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

22981051
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
2589
16484
83716
20771361
370610
643548

Сегодня: Июль 21, 2017




КУКОВЕРОВ Н. Лель. Венок сонетов.

PostDateIcon 28.06.2017 12:16  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 116

Kukoverov


Николай КУКОВЕРОВ







ВЕНОК СОНЕТОВ

       Лель
                       Сергею Есенину — посвящаю

1.
Вошел певец отговоривших рощ
В цветущий сад, где колыхают розы,
Цветет полынь в Крещенские морозы
И вечный день не убегает в нощь.

Земной мирок исчез — убог и тощ,
Сроднился с ним печалью поцелуя,
Когда монашки пели: «Аллилуйя!»,
Вселяя в прихожан покой и мощь.

Здесь яблонь дым сошел на Райский луг,
Но не могу избавиться от мук.
Не лечит душу горькое лекарство.

Не Коловрат в кафтане золотом,
Явилась тень, земной оставив Дом,
Устав от зим, в Неведомое Царство.

2.
Устав от зим, в Неведомое Царство
Восторженный явился пастушок,
«Сложив луну в пастушеский рожок»,
Покинув негодяев государство.

Там злоба воцарилась и коварство,
Златую рожь испепелил пырей,
И лица прокаженные царей
Больны высокомерием и барством.

Явил поэтам Грузии холмы,
В которых умирали вместе мы.
Закончилось постылое мытарство.

Воспев заледенелый клен и граб,
К Христу явился в Храм смиренный раб,
Где не в чести разгулы и бунтарство.

3.
Где не в чести разгулы и бунтарство,
Да вот душа стремится на Кавказ,
Где Пушкин пел и Лермонтов для нас
Держал Небес, неистовый гусар, Свод.

Сжигал святую Русь, как снежный барс вол,
Глаголом, убегая от лаптей.
Не замечая кровь в реке Дождей,
Ссылаясь на игривое лукавство.

Не пел Псалмы, как православный инок,
Который пил водицу из кувшинок,
Певец, не став рабом презренных лож.

Душа болит порой и сердце ноет,
Коль не выводят лошадей в ночное
И не сойдет грибной на Землю дождь.

4.
И не сойдет грибной на землю дождь,
Пою страну березового ситца,
Где благодатью поле колосится
И на утесе дремлет чахлый хвощ.

Блажен, испив лазоревую дрожь,
Желая быть полезным в жизни бренной,
Сказатель, напоенный Гиппокреной,
Уснуть в полях серебряных порош.

Мечтателем крестьянского уклона,
Явился в мир по воле Аполлона,
Сложить ковры златые из рогож.

В стихах оставить тополя да пашни,
Где озорник — лихой и бесшабашный
Менял Сусальный Мир на медный грош.

5.
Менял Сусальный Мир на медный грош,
В полях златые собирал колосья,
Среди слепых вождей громкоголос я,
Не усмотрев в огне стихии ложь.

Бросал в Христа из голенища нож,
Возвысился, явив Руси пророка,
Пытаясь породниться с тайной Бога,
На радость падшей дряни из святош.

Воспел в стихах лазоревый затон,
И белые березы Аристон,
Устав от словоблудия и треска.

Заоблачные выси покорив,
Меж двух огней метался черный гриф
Под сенью лакированного блеска.

6.
Под сенью лакированного блеска,
Купался в очарованной дали,
Где ивы серебристые цвели,
В лесу на бриллиантовых подвесках.

Мне не услышать весел утлых плеска,
Растратив поэтический талант,
Лихой завоеватель Тамерлан
Остался в барельефах да на фресках.

Огарком стеариновой свечи
Сгорела в полыхающей печи
Поэта неоконченная пьеска.

Желаю возвратиться в Мир земной,
Угодник восторгался купиной.
Где на полях и дальних перелесках.

7.
Где на полях и дальних перелесках,
Порхал мальчишка в юности босой,
Там ждет меня, укрытая росой
Березка — безымянная невестка.

Приметил новоявленный Франческо
В моих стихах багрянец и шафран-
Лекарство от моих душевных ран.
Знать голос мой звучит легко и веско!

Скатился в мир поэт с небесной кручи,
Встречавший Музу у речных излучин,
Как в старину — силен, красив, пригож.

Здесь благодать, вполне земной порядок.
А в огородах у капустных грядок
В янтарь и злато вырядилась рожь.

8.
В янтарь и злато вырядилась рожь.
Как в старину, махну полям рукою,
Чтобы отведать солода с мукою,
Где мошкару слепил репейник в брошь.

Быльем больную душу не тревожь.
Того, кто пил холодный квас из жбана
Зовут суслоны в рыжих сарафанах
И нет окрест тебя богемных рож.

Развесели тальянка, волей сыпь!
Здесь благодать, летает ночью выпь,
Вселенский рай, где места нет бедламу.

Домой вернулся златокудрый Лель,
Блажен во снах вдохнуть душистый хмель,
Хотя и предавался фимиаму.

9.
Хотя и предавался фимиаму,
Кровавых воспевая королей,
Заблудшая овца — певец полей
Обрел в конце концов дорогу к Храму.

Порой менял комедию на драму,
Когда кромсал державу Красный Конь.
Да затянули намертво супонь
Покорные холопы Аврааму.

Расшил сугоры золотым шитьем,
Шагая неизведанным путем,
Не подражал Шекспиру Уильяму.

Слагал стихи, не покладая рук,
Пытаясь разорвать порочный круг.
Но угодил, безумец, в волчью яму.

10.
Но угодил, безумец, в волчью яму,
Которую отстроил мне грифон.
Не залучить ли старый граммофон,
Чтобы сложить на память эпиграмму?

Сложу стихи Фирдуси и Хайяму,
Во снах за печкой слушая сверчка,
Где встречу вытегорского дьячка
И приглашу к столу с лорнетом даму.

Предстану Миру солнечным букетом,
Согретый самогоном и крокетом
И разведу гармоники мехи.

Явлюсь в Юдоль, как витязь из былины,
Чтобы услышать окрик журавлиный,
Отведавший Демьяновой ухи.

11.
Отведавший Демьяновой ухи,
Имею честь подняться на Голгофу,
Где места не нашлось Мариенгофу,
И не поют на зорьке петухи.

На миг остановиться б у Оки,
Где пастушок поил водой Пегаса,
Чтоб попросить молитвами у Спаса
Прощения за тяжкие грехи.

Здесь в камышах купается волна,
В глубинах плеса спряталась луна,
Где промышлял и окуня и рака.

Порву манишку, растопчу цилиндр,
И воспою стихом страну долин,
Когда вернусь в Юдоль, восстав из мрака!

12.
Когда вернусь в Юдоль, восстав из мрака,
Украсится лазурью горизонт.
И кольт не потревожит сладкий сон
Того, кто уцелел в кабацких драках.

В почете на Руси хмельная брага,
На Спас пастушки водят хоровод,
А бунтаря зовут на эшафот
Извечные друзья — топор и плаха.

Поскольку жизнь в Юдоли не нова,
Водоворот затянет в жернова,
Где в красных ждут опричники рубахах.

Поэта незавидная судьба!
И, может быть, прощеного раба
Лизнет чело бродячая собака.

13.
Лизнет чело бродячая собака,
Коль не поют псаломщики Псалом,
Никто не снимет шляпу пред послом
И не подаст изысканного фрака.

Оркестры не исполнят фуги Баха
И кубки не наполнятся вином.
Лишь белая березка под окном
Встречает непутевого Монаха.

По поводу, друзья, не будет пьянки.
Под звуки растревоженной тальянки
Не прозвучат вальяжные стихи.

Домой вернулся странник и растаял,
Где ожидала роща золотая
Последнего поэта от сохи.

14.
Последнего поэта от сохи
На небесах святых утешит пери.
Несчастен тот, кто Библии не верил
И не читал писания Луки.

Сменив соху на Лориган духи,
С березкой обнимался у калитки.
Но все ж, оставил золотые слитки
Несчастный сын развесистой ольхи.

Воспев края от Волги до Миссури,
К Небесной прикоснувшийся лазури,
Войду в Пегаса стойло без калош…

Мой друг! Не надо слов высокопарных.
В Небесный Храм, простив шутов бездарных,
Вошел певец отговоривших рощ!

М А Г И С Т Р А Л

Вошел певец отговоривших рощ,
Устав от зим, в Неведомое Царство,
Где не в чести разгулы и бунтарство
И не сойдет грибной на Землю дождь.

Менял Сусальный Мир на медный грош,
Под сенью лакированного блеска,
Где на полях и дальних перелесках
В янтарь и злато вырядилась рожь.

Хотя и предавался фимиаму,
Но угодил, безумец, в волчью яму,
Отведавший Демьяновой ухи.

Когда вернусь в Юдоль, восстав из мрака,
Лизнет чело бродячая собака
Последнего поэта от сохи.

03.04.2006 — 18.04.2006

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика